Выступление Главы ДНР Дениса Пушилина на совместном брифинге в Донецке Глав Народных Республик Донбасса

Сегодня мы с Леонидом Ивановичем решили провести совместную пресс-конференцию для того, чтобы изложить позиции Донецкой и Луганской Народных Республик в связи с недавно прошедшей встречей глав стран «нормандской четверки».

Саммит продемонстрировал нам то, в чем у нас и так уже была возможность убедиться: с приходом в Киев новых властей для народа Донбасса ничего не изменилось. Политика Порошенко, основанная на полном безразличии к судьбам миллионов жителей и имеющая своей целью «реинтегрировать» обратно ТОЛЬКО ТЕРРИТОРИИ, по сути, продолжается Зеленским и его командой.

Украинское руководство, несмотря на единогласные позиции России, Франции и Германии о необходимости прекращения огня, открыто признает, что «пока не знает, как этого добиться». Это свидетельствует об отсутствии необходимых компетенций и авторитета у Зеленского и подтверждает нестабильность политической ситуации на Украине.

Зеленский по факту не контролирует силовые структуры. Более того, радикальные группировки имеют огромное влияние на украинских властей. Именно поэтому Аваков, известный своими радикальными настроениями и поддержкой ультраправых формирований, присутствовал на встрече в Париже, чтобы  успокоить националистов и сделать вид, что «зрада» не пройдет. Зеленский не способен самостоятельно принимать решения и фактически находится под управлением националистов, координируемых Аваковым.

Киев не захотел обеспечить разведение вдоль всей линии соприкосновения, хотя именно такое решение было предварительно согласовано советниками глав стран «нормандской четверки». Жизнь и здоровье проживающих вблизи линии соприкосновения граждан, равно как и сохранность жизненно важной инфраструктуры, по-прежнему остается под угрозой обстрелов со стороны украинских силовиков.

Киевские власти продолжают террор на подконтрольной им территории Донбасса в отношении несогласных с режимом жителей; в явных и тайных тюрьмах СБУ незаконно содержатся тысячи людей, однако западными странами, прежде всего Германией и Францией, этому не дано должной оценки.

Киев не желает обеспечить чистый обмен по формуле «всех установленных на всех установленных», умышленно затягивает процесс. Отказ полной юридической очистки обмениваемых лиц свидетельствует о желании возобновить их уголовное преследование после обмена, как это уже произошло в отношении обменянных ранее ополченцев.

Попытки уйти от четкого законодательного закрепления амнистии, желание нарушить установленный Комплексом мер порядок путем взятия Киевом под свой контроль границ до проведения выборов и амнистии свидетельствует о желании устроить в Донбассе вторую Сребреницу, чего мы никогда не допустим.

Мы столкнулись с новыми способами саботажа Минских договоренностей. Украинское руководство в своем стремлении уйти от своих обязательств опускается до откровенного мошенничества. Я говорю сейчас о ситуации с фальсификацией текста коммюнике по итогам встречи в Париже на украинском и английском языках, опубликованном на сайте офиса президента Украины. После того как мы обратили на ошибки внимание и призвали Киев разместить официальную версию, это было сделано, но с искажениями. Вместо того чтобы взять официальный английский вариант текста на сайте Елисейского дворца, украинские чиновники разместили версию, недостоверно переведенную ими же с украинского на английский.

В последнее время мы наблюдаем огромное количество медийных заявлений Зеленского и его окружения, в которых они пытаются переиначить свои обязательства по Минским договоренностям. Особенно усердно Киев старается переиначить смысл политических пунктов Комплекса мер, являющихся фундаментом всего процесса мирного урегулирования. Но все эти попытки бессмысленны.

В официальной версии итогового коммюнике абсолютно четко и недвусмысленно прописано, что украинский президент подтверждает обязательство согласовать с нами все правовые аспекты особого статуса – включая и поправки в закон об особом статусе, и изменения в конституцию для придания особому статусу Донбасса постоянного характера, и законы и подзаконные акты, вытекающие из особого статуса и направленные на его реализацию. Все это должно в обязательном порядке быть согласовано напрямую с нами с учетом особенностей исторического и экономического развития Донбасса.

Более того, я подчеркиваю, что абсолютно все вопросы, касающиеся будущего Донбасса, должны быть согласованы с нами – людьми, оставшимися на своей земле, выбранными народом для защиты и развития нашей Республики. Вторая сторона конфликта переговорщиков не выбирает, поэтому заявления Киева о готовности общаться напрямую только с теми выходцами Донбасса, кто переехал на подконтрольную Украине территорию, – это абсурд и нонсенс. Возникает справедливый вопрос: о чем может говорить президент Украины с жителями, сбежавшими от пуль и взрывов, посылаемыми своей же армией? И кто, собственно, эти люди? Олигархи, бросившие предприятия с тысячами работников на произвол судьбы? Говорить нужно с жителями, которые живут в блокаде шестой год, шестой год теряют близких, а украинские снаряды разрушают их имущество.

На фоне риторики украинских властей, заинтересованных исключительно в территориях Донбасса, но никак не в его жителях, мы с огромной благодарностью и признательностью восприняли заявления Владимира Путина на встрече «нормандской четверки» в Париже. Он единственный из четырех лидеров стран-участниц Минских соглашений поднимал вопросы улучшения условий жизни наших граждан, в первую очередь тех, кто проживает вблизи линии соприкосновения. Благодаря твердой позиции российского лидера в итоговом коммюнике были закреплены такие важнейшие решения, как обмен удерживаемыми лицами по формуле «всех установленных на всех установленных», определение следующих трех пилотных участков для осуществления разведения сил и средств, начало работы по открытию новых пунктов пропуска через линию соприкосновения.

После встречи «нормандской четверки» мы в очередной раз убедились в том, кто наш друг, а кто наш враг. И мы никогда не сойдем с того пути, который народ Донбасса еще в 2014 году практически единогласно выбрал в ходе референдума. Мы хотим идти в одном направлении с Россией, и мы будем планомерно реализовывать это устремление вне зависимости от мнения Киева по этому поводу.

Более того, я еще раз хочу обратить особое внимание на то, что интеграционные процессы никоим образом не противоречат Минским соглашениям – наоборот, в Комплексе мер закреплена возможность развития трансграничного сотрудничества. Поэтому экономическое, социокультурное, научно-образовательное, спортивное, бытовое и другое взаимодействие с Российской Федерацией полностью укладывается в концепцию мирного урегулированию конфликта.

При этом в завершение хочу озвучить один из ключевых пунктов позиции Донецкой Народной Республики: интеграция с Россией уже запущена, и мы не остановим ее ни при каких условиях.

Еще раз обращаю внимание на следующий важнейший момент: нормандский формат – это контрольный механизм процесса реализации Минских соглашений. Мы уважаем и выполняем решения, принятые в рамках данного формата. Однако основной процесс урегулирования конфликта происходит именно на минской площадке, потому что только там есть возможность для диалога непосредственно между Донбассом и Киевом. И несмотря на все попытки украинских властей уйти от этого прямого диалога, мы продолжаем настаивать: Минские соглашения безальтернативны, в них в строгом порядке заложен механизм мирного решения конфликта.

У Киева сейчас стоит выбор – или приступить к прямому согласованию с нами всех вопросов возобновления мира в рамках Комплекса мер, или же открыто признать свою неспособность выполнить международные обязательства по Минским соглашениям. Но только в случае второго варианта украинским властям придется в полной мере ответить за срыв Минского процесса перед странами-гарантами и всем мировым сообществом в лице ООН.

Денис Пушилин,
Глава Донецкой Народной Республики

Выступление Главы ДНР Дениса Пушилина на совместном брифинге в Донецке Глав Народных Республик Донбасса

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ